March 16th, 2013

Родину надо защищать

"Корпорация Россия"

.
Тут, связи с последней дискуссией, у меня спросили:
"Хотелось бы понять вашу точку зрения
( на суть современной гос. власти)"
Выяснилось, что двумя словам тут не отделаешься.
Если вам интересно моё скромное мнение
на характер современного нам русского государства.
то некоторые его черты (только некоторые)
изложены тут:


Борис Борисов:
"Корпорация Россия"


… пока политологи в рамках привычных шаблонов ХХ века до хрипоты спорят о капитализме и социализме, в России естественным путём формируется новый тип государства, которое, строго говоря, не является ни капиталистическим, ни социалистическим. Это государство нового, современного, корпоративного типа, государство-корпорация. Корпорация «Россия».

Существующее у нас государство не является ни социалистическим, ни капиталистическим, ни даже феодальным, хотя имеет яркие феодальные черты и наиболее на него похоже. Это государство нового корпоративного типа. Власть в этом государстве выше собственности, государственный чиновник — важней предпринимателя, а государственная воля — выше любого Закона. Государство это у нас — если смотреть на вещи прагматично, надпартийно, и без идеологических шор — государство это пользуется абсолютной всенародной поддержкой, так как: раз — парламент у нас «не место для дискуссий» (1), и два — вообще не политический орган, а просто один из органов управления этой корпорацией. Значит, говоря о поддержке народом существующего государства, мы должны, скажем, не вычленять долю «Единой России», противопоставляя её всем остальным партиям, а суммировать все голоса, отданные за все наши парламентские фракции вместе, так как все наши партии — только часть этой системы корпоративного управления страной. (2) В этом смысле, к примеру, ЛДПР ничем не отличается от ЕР — просто у неё меньше представителей в главном Совете директоров. Народ же вполне довольствуется своей естественной ролью миноритарных акционеров, передавая свои голоса по доверенности нашей партийной системе, и будет исправно это делать и впредь, невзирая на все наезды крайних, пока корпорация «Россия» платит ему скромные дивиденды в виде сохранившихся социальных обязательств государства.


Разрушить государство?

Центральным пунктом всех крайних идеологий — хоть крайне левацкой, хоть крайне праволиберальной — является разрушение принципов существующего ныне корпоративного государства, разрушение корпорации «Россия». И левые (троцкистского типа) и право-либеральные критики нового российского строя крайне скептически относятся к собственно государству российскому, в своих крайних левых формах призывая к его разрушению изнутри (впрочем, внешняя интервенция часто признаётся леваками весьма для этого полезной), а либералы-глобалисты постепенно отменяют его извне, через введение внешнего управления, в крайней точке — через власть «мирового правительства». (3)

Вся эта трехглавая гидра — левые троцкистского толка, правые агенты влияния финансизма-глобализма (которые у нас активно размножаются в либеральных серпентариях вроде Высшей экономической школы г-на Ясина) и крайние националисты трогательно едины в одном: в отрицании существующего корпоративного государства, в требовании его отмены. Разница только в форме, в которой они видят отмену этого государства. То, что только «коррумпированный чиновник» (и его шкурные интересы, да) отделяет нас сегодня от этапа введения внешнего управления страной — из этой публики не видит никто. «Коррумпированный чиновник», столоначальник, в отличие от бизнесмена — гражданина мира, не может уехать — его стол кормит. Нет стола — нет дохода, так как формально собственность ему не принадлежит, а лишь контролируется им — в силу служебного положения. То, что только государственно-корпоративный строй ещё препятствует растворению России (возможно, по частям) в мировом коктейле — мало кто видит тоже, а если и видит, то молчит, предпочитая обвинять то «питерских силовиков», то просто всех государственных мужей сразу в корыстных интересах. То, что именно эти корыстные интересы чиновников сейчас и удерживают страну, являются той скрепой, которая не даёт ей обрушиться завтра же — с катастрофическими последствиями для народа, несопоставимыми даже по порядку последствий ни с какой коррупцией и приватизацией — тоже мало кто понимает.

Ненависть к существующему государству и нашему национальному государственному устройству в равной степени пронизывает и то, и другое мировоззрение. К ним же — к либералам и троцкистам — примыкает та часть политически активного населения, которая иногда по недоразумению называет себя «националистами», т.н. крайние националисты, из тех, кто призывает к полному, до основания, разрушению существующего «антирусского государства»: по существу, их концепция также основана на противостоянии и противопоставлении себя существующему ныне государству корпоративного типа. Разумеется, после такого разрушения — представим вдруг, что крайние националисты его осуществили — к власти очевидным образом приходят отнюдь не эти «русские националисты», а вполне известные международные силы, имеющие совершенно несопоставимый с «русскими националистами» ресурс — настолько несопоставимый, что его невозможно сравнить не только количественно, но даже качественно. Националисты в посткорпоративной реальности, после разрушения ненавистного им корпоративного государства, в котором они видели источник всех бед, неизбежно подлежат вытеснению в маргинальных бомбометателей иракского типа (которым до оккупанта никак не добраться, поэтому им, как в Ираке, останется только массово мочить своих же). То самое «антинародное государство», которое крайние националисты регулярно призывают уничтожить — это, по существу, последний рубеж, защищающий их самих от полного физического уничтожения, от фосфорной бомбы в местах их компактного проживания и от прочих радостей прямой и непримиримой борьбы с оккупантом. По существу, концепция «крайних националистов» сводится к тому, как лучше и быстрее руками самих русских людей ввести в России полноценное внешнее управление — не через «агентов влияния», как теперь, а прямо и непосредственно. Вся концепция «крайнего русского национализма» (а «крайность» политического течения определяется у нас только и единственно через его отношение к нашему существующему государству — и больше никак) — это концепция революционного перехода к полному внешнему управлению страной. Концепция либералов — это концепция эволюционного перехода к внешнему управлению страной. Другой разницы между ними нет. Наше обруганное всеми (от Илларионова до Хомякова) корпоративное государство и коррумпированное правительство между тем очевидным образом показывают, что имеют и свои собственные цели, прямо и целиком не совпадающие с целями международных финансовых мафий, что весьма эти мафии раздражает. Не видеть этого нельзя. В силу этого, в силу этих обстоятельств, в силу того ,что наш ВВП одновременно и создатель и порождение этого самого корпоративного государства, Путин В.В. (который, как известно, у нас — националист «в хорошем смысле слова») — на самом деле гораздо больший, успешный и настоящий националист, чем те, кто в силу привычного вывиха патриотического сознания называет себя этим словом.

При всех известных оговорках, да… (4)


Государственно-корпоративный социалистический капитализм

Как назвать этот строй? Одни назовут его государственно-корпоративным социализмом, и будут критиковать его справа, так как это неправильный капитализм, отменяющий классическую частную собственность, ставящий власть выше собственности и волю государства выше закона. Другие назовут его государственно-корпоративным капитализмом, и будут критиковать его слева, как отменяющий классическую общественную собственность социалистического типа. А третьи будут критиковать его с позиций либерального финансизма-глобализма, так как он (пока) даёт возможность приватизировать доходы, но ставит заметные препятствия на пути надёжной и долговременной приватизации собственности, так как в рамках такой системы собственность в любой момент может быть перераспределена — и мы все видели, как это работает.

Строй же этот будет расти и укрепляться, так как именно он в России всегда проламывает себе дорогу естественным путём, как цветок через асфальт — без войн, революций и потрясений, на основе прямых интересов новых властных группировок, сосредотачивающих в своих руках одновременно и власть, и собственность, в противовес собственникам прежним постоянно перемешивая этот бульон собственности в экономическом биореакторе. А для этого власть предержащим всегда — всегда! — нужна поддержка народа, народных масс, невозможная без инкорпорации в новую формулу власти идей социализма с человеческим лицом, социальной ответственности и социальных обязательств власти.


Во имя торжества рынка и социализма

Иногда по утрам мне очень хочется революции. Разумеется, социалистический или хотя бы социальной. И только жалкие сентиментальные мыслишки — сколько же народу пострадает на пути к своему счастью — останавливают меня от немедленных и решительных действий. Впрочем, есть и другой, нереволюционный путь социализации общества, не предусматривающий частью сюжета «полное уничтожение эксплуататорских классов». Социализм сегодня следуёт вводить не на пути борьбы с силой власти и денег, а напротив, в полной гармонии с ними, используя рыночные механизмы и опираясь на корыстные интересы. Вводить социализм в XXI веке следует не путём революций и потрясений, а на основе строгого и системного использования рыночных принципов. Поскольку капитализм последовательно теряет своё рыночное содержание — знамя подлинного рынка и подлинной свободы предпринимательства следует перехватить и сделать основой новой социалистической революции — мирной революции во имя торжества рынка и социализма. Сделать это можно только в рамках концепции «Корпорация Россия», в которой вся страна, не пугая мир жупелом коммунизма и не тыкая ему в лицо синей Марксовой бородой, тихо и постепенно становится громадной и мощнейшей национальной корпорацией, возможно, самой сильной в мире (и уж точно — самой консолидированной), управляемой избираемым всенародным собранием акционеров Советом директоров.



Порулил — отдай другому

В рамках такой корпоративной концепции т.н. «передел собственности в пользу новых силовиков» — совершенно нормальное и даже желательное явление. Это перераспределение собственности следует всячески поддерживать и одобрять, а не кричать «ужас, ужас, беззаконие». В конечном итоге его следует просто узаконить. Те, кто у власти в корпорации, обязаны и контролировать её собственность — во всяком случае, в её ключевых звеньях. Противоречие с «принципами» снимется в том случае, если конечным собственником всего национального богатства мы вновь — путь пока и формально — объявим народ, оставив за «частным владельцем» лишь права распоряжения и пользования своим частным имуществом, «пожизненное наследуемое владение». В любом случае ключевые для экономики звенья — в том числе все банки и финансовые институты — должны в равной степени управляться как своими владельцами, так и представителями государства в этих корпорациях. То же самое относится ко всей оборонной отрасти и крупнейшим предприятиям страны (из первой сотни). Уровень ответственности федеральных округов — первая сотня предприятий своего округа, из числа не входящих в федеральный список. Мы получаем примерно сотню федеральных, примерно тысячу региональных и около десяти тысяч предприятий областного и городского уровня, находящихся под контролем соответствующих правительств — федерального, регионального (которые следует создать, разумеется) и областного. Мелкий бизнес остается самостоятельным, помогать ему не надо, дай Бог хотя бы не мешать. Таким образом, фактическая национализация бизнеса, кроме мелкого и семейного, может быть произведена в стране в течение не более чем одной недели, без всяких там революций и потрясений, и без копейки лишних затрат на выкуп имущества. Для этого всё готово, и все условия для этого существуют — при полной поддержке ликующего госаппарата и под вздохи облегчения большинства собственников. Назначаемого от государства, а не от собственника главного бухгалтера с полномочиями финансового директора вполне хватит на первое время для обеспечения должного учёта и государственного контроля.


Из ваучерной приватизации
сделаем ваучерную национализацию


По существу, чреда отъемов собственности в пользу «силовиков» — хорошее, правильное явление, его следует не обличать, а поддерживать, в том числе на политическом и законодательном уровне. Государственное рейдерство следует полностью узаконить и лишить того деструктивного имиджа, который ему создают наши СМИ. Следует пойти дальше: монополией на рейдерство должно обладать только государство — частных рейдеров придется зачистить. Чреда таких отъёмов собственности — это фактическая социализация ранее украденного имущества, экспроприация экспроприаторов, и его следует всячески одобрять, системно поддерживать и последовательно наполнять законодательным содержанием.

В этом смысле стране срочно необходим правильный закон о национализации. Разумеется, национализации подлежит любое предприятие, которое его собственник не может более поддерживать (скажем, более месяца не платит зарплату или задерживает гонорар). Я бы настоятельно предложил правительству выкупать имущество национализируемых предприятий не за деньги (денег на это у правительства никогда не хватит), а за государственные приватизационные чеки (ваучеры). Эти чеки (ваучеры) можно будет использовать (погашать) только в будущем, скажем, через три-пять лет, и только для выкупа вновь приватизируемого госимущества на открытых аукционах, наравне с наличными деньгами, а также продать с дисконтом до наступления срока погашения. Это вполне рыночный, современный подход. В конце концов, ваучерную приватизацию нам подсказали лучшие мировые рыночные умы, почему бы им теперь не поддержать и ваучерную национализацию.

Так как в 90-х всему народу раздали приватизационные чеки в счёт его доли общенародного имущества— то, в силу созданного прецедента, и с капиталистом следует расплатиться точно таким же образом, но никак не живыми деньгами. Правильность этого пути ещё и в том, что уплаченные деньги пару раз национализированный капиталист почти наверняка вывезет из страны, а вот вывезти приватизационный чек ему будет куда затруднительней. Также можно ожидать расцвета бизнесов по скупке, котировке и вложению приватизационных чеков, что заметно укрепит отечественный фондовый рынок, даст ему новые высокоприбыльные инструменты и послужит последовательному укреплению рыночных принципов и механизмов. Это последовательно рыночная, современная, экономически обоснованная мера.

Каждому капиталисту — по ваучеру. Заслужили.


Корпорация «Россия» :
капиталистическая социализация
как альтернатива социалистической революции


Предприниматель имеет право на отдых Но только после того, как продаст предприятие.
В этом смысле мы должны в корне пересмотреть вопрос о роли и месте частной собственности. Собственность находится лишь в распоряжении и пользовании своих владельцев, конечным собственником является народ, а распорядителем — государство, формируемое этим народом. Рыночная экономика и её святые принципы при этом остаются девственно нетронутыми. Все отношения между собственниками по поводу этой собственности также не затрагиваются. Это и есть социализация по-капиталистически, социализм XXI века. (5)

Нам следует также ограничить не только срок президентских полномочий, но и срок вхождения собственника в Правление любых корпораций, в том числе и частных. Поработал как вол десять лет, улучшил бизнес — отдохни, передай его другому. Лишение бизнеса перестанет восприниматься как личная трагедия, как конец карьеры и жизни, станет естественной, нормальной частью карьеры бизнесмена, вроде досрочного выхода на пенсию — с правом вернуться к работе. Приватизационные чеки позволят бывшему собственнику через несколько лет вновь вернуться в бизнес и снова доказать свою состоятельность как предпринимателя. Впрочем, ничто не мешает их продать и уйти на заслуженный отдых.

Формула нашего успеха может быть только такой: акционерное государство как форма мирной социализации капитализма. И мы — невзирая на вой и слева и справа — быстро идём именно по этому пути.

И это — правильный курс.

++++++++++++++++++++++++++++


(Самое первое примечание: автор в курсе про «азиатский способ производства», но наша система несколько иная.)

(1) «Парламент — не место для дискуссий» (Председатель Государственной Думы Российской Федерации Б. Грызлов). И это правильно. В корпоративном государстве ответственные члены Совета директоров не выясняют отношения прилюдно. Это неприлично и некорпоративно.

(2) Здесь уместно будет вспомнить Солженицына:

«Партия — значит часть. Разделиться нам на партии — значит разделиться на части. Партия как часть народа — кому же противостоит? Очевидно — остальному народу, не пошедшему за ней. Каждая партия старается прежде всего не для всей нации, а для себя и своих. Национальный интерес затмевается партийными целями: прежде всего — что нужно своей партии для следующего переизбрания; если нечто полезное для государства и народа проистекло от враждебной нам партии — то допустимо и не поддерживать его. Интересы партий да и само существование их — вовсе не тождественны с интересами избирателей. … крушение парламентского строя происходит именно из-за партий, отрицающих единство нации и само понятие отечества. Партийная борьба заменяет где уж там поиск истины — она идет за партийный престиж и отвоевание кусков исполнительной власти.» А. Солженицын, «Как нам обустроить Россию"», 1990 г.

(3) См., например, откровенную статью известного лоббиста мирового правительства Г.Х Попова: «Кризис и глобальные проблемы».

(4) Вопросы к Путину? Их много. Например, Дело Аракчеева, Приватизация электроэнергетики, Кудрин и Минфин и многое другое. Что не отменяет общего вывода и т.д.

(5) Как генералы готовятся к прошлой войне, так и нынешние критики социализма критикуют тот социализм, которого уже никогда не будет (а в той гротескной форме, как они его видят и помнят — никогда и не было)..


+++

Впервые опубликовано
на портале "Новые Хроники"
http://novchronic.ru/3947.htm
17.08.2009