August 6th, 2005

Родину надо защищать

............................................ Случай на Истре близ деревни Пятница

Фашизм -
это тоже Торжество Закона

Случай на Истре близ деревни Пятница

« Вчера в Истринском районе Подмосковья
группа судебных приставов при поддержке ОМОНА
приступила к сносу котеджного посёлка »
Из новостей

Фашизм - это тоже торжество Закона.
Вопрос - какого закона, какое это торжество, торжество кого над кем.
В данном случае радоваться такому торжеству не приходится.
Можно ли выразится точнее и тоньше,
чем неукротимый борец с особняками о пресловутой бане А. Б. Пугачёвой :
« Алла Борисовна отсыпет часть берега,
и необходимое расстояние до воды будет соблюдено ».
Если вам кажется, что это фигура речи - пройдите на прогулочном теплоходе в районе пристани Чивирёво (маршрут - Северный речной вокзал - Бухта Радости) и воочию убедитесь, как уже сейчас владельцы местных особняков отсыпают берега водохранилища в сторону воды. Заодно полюбуйтесь на «Золотой Город» стоящий прямо на урезе воды, ноль метров, убежище золотых депутатов, миллионеров и бандитов. Вот разница : для одних реки меняют русла, закон услужливо изгибает свою выю, другим - зуботычины, ОМОН, и судебные приставы.

Вы ожидали от них чего-то другого ?

Торжество Закона над населением
… Я имею право рассуждать на эти темы :
Меня самого сносили, причём дважды. Первый раз это было в далёкие 80е, когда власти на месте посёлка Ново-Переделкино задумали возвести новые городские кварталы. В посёлке был газ, водопровод, отличные внутренние дороги с асфальтовыми дорожками для пешеходов, и даже освещённые (!) дорожки по лесопарку. Клуб с ежедневным кино, танцплощадка с живой музыкой по выходным. Магазины, парное молоко на розлив в отдельном киоске, школа, спортплощадки. Оборудованные места для купания на речке Сетунь. Не властями данные - мы сами их делали и обустраивали на субботниках. Увы - без всякой экологической экспертизы ...
Посёлок не был элитным. Элитным было Переделкино, расположенное неподалёку. Простые люди - рабочие, служащие, пенсионеры. Последние - почти все ветераны войны. Самое главное : вся эта удобная, человеческая среда обитания не была подарком свыше. Её десятилетиями за свои деньги, вскладчину, строили жители рабочего посёлка. Это не было дёшево - помниться, только за газ отдали более 1000 рублей ( 50 000 на нынешние деньги как минимум ), но люди копили, откладывали с пенсий и зарплат. Пока рука Неизвестного Проектировщика не перечеркнула этот мир людей, созданный людьми. Рядом, тут же - пустоши глиняных полей, в прямом смысле глиняных, совершенно без плодородной почвы, на которых за всю мою жизнь ничего так и не родилось. Не раз я видел как этот «урожай» просто запахивали в землю - собирать такой себе дороже. Но это были «сельхозугодья». Их трогать нельзя. А вот угодья людей, цветущие сады, огороды, ухоженные, политые, дающие не в пример большее – вот их то и можно бульдозером под снос. Таков Закон. Он и сейчас ровно таков - ничего не изменилось.
И Закон восторжествовал.
Снесли всё.

Я был там недавно : на месте нашего дома так ничего и не построили.

На этом можно было бы и закончить первую историю, если бы не одно обстоятельство : к нам Ельцин приезжал. Борис Николаевич как раз стал тогда Первым секретарём Московского обкома партии и внушал народу большие надежды своими обличительными речами против бюрократов. И народ ему верил. И даже написал коллективное письмо. Как так - мы же строили всё это за свои деньги? Почему нас сносят ? И - хотя бы - кто нам заплатит ? Вопрос о сносе барин обсуждать отказался, но приехал и весомо заявил жителям :
« Вам всё оплатят. Я обещаю. »
Это был первый случай на моей памяти когда Ельцин нас обманул.
И не последний.

Вторая история приключилась уже в 90х, при новой власти.
Вторично построенная нами дача оказалась в Шатурском районе. Земли выделили областные власти ещё в рамках горбачёвской политики шести соток каждому. Разумеется - песок неважная замена овсу, и вместо час двадцать проводить в дороге по пять часов поначалу было непривычно. Коммуникаций - никаких, даже электричества, а попытки прорваться на машине по «дороге» приводили как минимум к оторванным глушителям.
Как максимум - к вызову трактора с торфопредприятия.
Но ничего, за несколько лет отстроились , стали жить поживать.
Те же ежегодные взносы на дороги, воду, инфраструктуру, электричество ...
Лет через двадцать сады расцвели бы цветом буйным и пышным, дороги покрылись надёжным покрытием, вода лились бы из кранов, и осталось бы только возрадоваться и чай из самовара попивать.
Но не тут то было ...
Закон опять восторжествовал. И как восторжествовал !
Я бы сказал, самым злостным образом восторжествовал закон.
Неизвестным Проектировщиком опять было принято решение : на этот раз, изменить поддерживаемый уровень воды в районе. Слава Богу, что решение этого Неизвестного Проектировщика донесли до нас вполне известные мужики с торфопредприятия, тут же организовавшие маленький, но выгодный бизнес по вывозу домов и дачного имущества на ближайший холм. Если бы не эта народная инициатива - так как власти нас уведомить не удосужились - представляю, с каким изумлением мы обнаружили бы весной крыши своих дач посреди моря разливанного ...
Так, как видят свои дома сегодня дачники-неудачники, выбравшие в качестве стройматериала камень ...

Однако, Торжество Закона на этом не успокоилось, чего бы, кстати, с учетов вышеописанного, уже очень хотелось, а принялось торжествовать дальше. Выяснилось, что нахождение спасённых домов на холме не вполне законно, и для полного торжества Закона хорошо было бы всё это снести нахрен.

Совсем, переводя со среднерусского.

Потом, правда, обнаружились лазейки, и вроде бы как за определённую мзду вопрос решался, надо было просто накопить некоторую сумму денег, ( сопоставимую с ценой нашего дома ) ... В общем, устав от торжества Закона, я кончил эти игры с государством. И совершенно вовремя, так как вскоре выяснилось, что в связи с новой прогрессивной экономической политикой уровень воды вообще перестали как либо поддерживать, чем он немедленно воспользовался в сторону повышения, и, в связи с наступлением воды, дом мой на краю холма оказался просто на берегу, на урезе воды, в водоохранной зоне, где любое строительство, кроме как свыше одобренное, запрещено. И стоит сейчас мой заброшенный дом на самом берегу нового моря Шатурского, и ночуют там, по слухам, охотники да рыболовы, ловят рыбку для прокорма семьи, браконьерят понемногу, и счастливы, надо думать только от того, что дом этот незаконный, ничейный и брошенный, стоит тут для людей удобным убежищем от повсеместного Торжества Закона.

Вот такая история : как стал я , того не желая, соблюдая все и всяческие правила, юридическим - по бумагам - владельцем участка водной поверхности, (что нашим Торжеством Закона запрещается строго-настрого) да ещё и владельцем незаконного строения в водоохранной зоне.

Так что с Торжеством Закона у меня собственные счёты.

Цитата дня :
«Хочешь что бы я тебя пристрелил ?»
Вернёмся же к нашим Митволям.
Говорят, что закон применён избирательно.
Ещё говорят, что закон избирателен всегда - только потому, что не все попадаются. Но это неправда. Попадаются всегда одни и те же. Попадаются под Торжество Закона простые граждане, а торжествуют над ними власть предержащие. И именно эта избирательность - когда заранее хорошо известно, кого изберут для очередного торжества - по какому бы поводу это торжество не состоялось - и даёт нам право говорить, что именем Закона торжествует беззаконие. Что фашизм - это тоже Торжество Закона. Закона, идущего по людям, аки посуху. Закона, для которого что щепки дома твоего под гусеницами, что кишки граждан, намотанные на эти гусеницами - равная плата за своё тотальное Торжество.
Кроме того, эта торжество – она известно какого рода.
Когда достаточно назвать санитарную зону «рекреационной», и прибрежные земли, имени господина Зурабова становятся законным приобретением.
Я бы понял компанию очищения, если бы власть начала с себя. Начала с «Золотого города», с имений Зурабова, с имений Потанина. С огромных новых землевладений на Рублёвке, во имя дач нескольких министров-капиталистов загородившим реку (и до этого общедоступный сосновый лес) от простых дачников шестиметровым забором длинной несколько километров.
(Проезжал мимо не далее как вчера. Впечатляет. С пол-кремлёвской стены).
С кого они начали свой крестовый поход ? С людей, для которых и должно существовать это государство, этот Закон, и эта экология ?
Разумеется, произволу властей далеко ещё до лучших образцов этого жанра, когда в тридцатых незаконно богатевших и строившихся кулаков раскулачили и сселили в Сибирь. А затем - уже для полного Торжества Закона - просто обнесли их новые поселения колючей проволокой поставили вышки и превратили в лагеря.

Почти то же самое - пока в скромном масштабе - происходило в минувшие дни на берегу Истры. Посёлок легко был превращён в лагерь – пусть пока на несколько часов. И злобный вопль вертухая за кадром в адрес дачника (виновного только в том, что осмелился перелезть через свой забор чтобы сказать несколько слов прессе) « Хочешь что бы я тебя пристрелил ? » - как то очень напомнил прошитое в памяти поколений : « Шаг влево, шаг вправо – побег » .
Если зону можно организовать на день - и никто не вступиться за новых раскулаченных, не найдёт способ объяснить власти, что его Торжество Закона суть преступление -
завтра такой зоной может стать вся страна.

Торжество Закона :
Надо ли сносить Московский Кремль
Совершенно отдельно стоит вопрос законности или незаконности таких строек и построек вообще. На самом деле, в жизни существует много обстоятельств , когда законность или незаконность строительства - вопрос второй или даже третий. Как это не покажется странным на первый взгляд. Так, легко доказать, что Московский Кремль является типичной незаконной постройкой : ни тебе утверждённого надлежащим образом проекта, ни соблюдения СНИПов, а также (о ужас !) отсутствует заключение государственной экологической экспертизы.

Сносим ?

Почему нет - а как же Торжество Закона ?
Если вам кажется, что это нетипичный пример - это не так, пример как раз типичный, потому что он показательный. Он показывает, что есть обстоятельства, стоящие выше торжества закона. Во всяком случае, выше торжества конкретного закона, а точнее той массы противоречивых законов, правил и постановлений определяющих требования к землеотводу, постройкам и к застройщикам.

Права человека выше правил застройки ;
Права собственности выше прав надзирающих чиновников ;
Историческая ценность выше правил землеотвода и сборника строительных норм и правил ;
Этот список можно продолжить.

Кроме того, есть ещё и Конституция.

Совершенно известным является обстоятельство, что наши суды, несмотря на первенство норм Конституции перед нормами закона не любят, не умеют и не применяют этих первичных норм порядка и справедливости. Но сие вовсе не означает, что и мы должны следовать дурному примеру и забывать об основах, на которых построено здание нашей государственности и правопорядка.
Конституция - закон прямого действия. Применительно к нашему случаю в Конституции прописана статья 25я - о неприкосновенности жилища, и ключевая в этом случае статья 35я часть третья :
« Никто не может быть лишён своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества ... может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.»
В данном конкретном случае пострадавшие граждане уже подали иск в Верховный Суд (которому только на решение о принятии иска в производство отводится длительный срок) и стало быть, любые срочные меры приставов имеют мало отношения к закону и законности. Вполне правомерен вопрос, который задают истринские несчастные селяне : Посёлок простоял пятнадцать лет. Нельзя ли ему простоять ещё немного, в ожидании решения высшей судебной инстанции, которое уж точно будет окончательным - во всяком случае, в суде человеческом. И ясные указание на то, чем вызвана подобная торопливость властей, торопливость удивительная, совершенно не проявляемая властями в других случаях - взять, скажем, их обычно совершенно неторопливое отношение к судебным решениям, завершившимся вердиктами в пользу граждан. Годами незаконно лишенные имущества люди обивают пороги государственных учреждений, вопрошают судебных приставов, потрясают судебными бумажками, решенными (и не раз) в свою пользу, вопиют и стонут – лишенные жилья, прописки, работы … Торопиться ли государственная машина помочь им ? Выстраивается ли ОМОН в боевые колонны ? Толпятся ли за их спинами ряды автоматчиков ? Увы, увы … Никто не спешит помочь; и только бездушие и злоба к ненужному никому, бесполезному возмутителю спокойствия сквозит в глазах чиновника, милиционера, судебного пристава. Чем же пояснить это неожиданное оживление, столь несвойственное мужам эти достойным в деле защиты пострадавших граждан ? Такая торопливость, по многолетним нашим наблюдениям за характером власти легко и непринуждённо вызывается частным интересом, стоящим за властными судорогами. А когда пострадавшие граждане прямо называют и заказчика их несчастий - есть гораздо больше оснований им верить, чем сомневаться. Даже если и мифической останется фигура этого таинственного Заказчика – разве не утверждается происшедшим главный закон жизни современной : что дозволено Юпитерам, не дозволено быкам ? Ибо только Юпитеры, в силе которых менять русла рек, законы, да и самих стражей этих законов менять по надобности, могут позволить себе населять берега речные и водоохранные зоны. Остальные - ату их, ату !

Второе обстоятельство, а точнее обычное враньё, заключается в том, что в так называемой водоохранной зоне строительство запрещено. Строительство в водоохранных зонах не запрещено (иначе у нас не было бы ни одного порта, яхт-клуба, набережной или базы отдыха на берегу водоёма) а только подчинено определённой бюрократической процедуре. Чем длиннее у нас процедура - тем больше взяток с вас соберут, и простым гражданам - и даже среднему классу - такие расходы не по карману. Что хорошо подтверждает и случай на Истре. Для успешного прохождения этой полосы препятствий даже недостаточно просто много денег. С вас соберут в двадцати инстанциях, и соберут много, а двадцать первая упрётся - и плакали все ваши денежки. Эта известная чиновничья ловушка, её многие проходили и знают не понаслышке Надо быть настолько во власти, чтобы иметь право менять Береговую Черту. Если вы не имеете права менять Береговую Черту, и вообще, менять карту нашей Родины - лучше не начинайте.
Вы богаты?
С вас просто возьмут больше денег и потом кинут.
Как кинули жителей посёлка на Истре.

Это и есть Торжество Закона.

Экспертиза
как бизнес, рекет и образ жизни
Не лишним будет в этой связи обратить наше внимание - что такое наша служба экологический экспертизы сегодня. В общем, как и многое в России - это коммерческое предприятие. Те, кто сталкивался с этим вопросом напрямую, может подробно рассказать вам, что без денег ни один вопрос в этой службе не решается (полноте, да только ли в этой ? ГАИ, Пожнадзор, Санитарная служба, Экологическая милиция - сталкивались, знаете ?). Что заявителю сразу дают понять, что без очень специальных усилий с его стороны на положительный результат рассчитывать не стоит. Или результат экспертизы можно будет ждать до начала следующей ледниковой эпохи. Те, кто ещё по привычке думает, что экология - это защита природы - забудьте. Экология у нас - просто одна из разновидностей бизнеса. Как и у любого русского бизнеса, там есть бизнес под крылом государственных чиновников (наиболее успешный), частные лавочки, доящие тему экологии с переменным успехом, и настоящий экологический рекет.
Ещё не знаете, что это такое ?
Попробуйте согласовать устройство базы отдыха на берегу водоёма в Подмосковье - не для элитного яхт-клуба, где два-три министра уже виртуально поставили свои яхты - а для «просто граждан». Для нас с вами. Вам отвесят этого рекета по полной программе : и экологического, и природоохранного, и государственного, и не очень ...
К охране природы всё это - как и случай на Истре - не имеет ни малейшего отношения. Люди делают свой бизнес, в данном случае - делают его на экологии.

Только бизнес, ничего личного.

Борис А. Борисов
www.ros-sea.ru